Пресса о нас

"Архангельский водорослевый комбинат добывает бурое и красное «золото»

Импортозамещение столетней давности

Рассказ об истории предприятии генеральный директор АОВК Елена Бокова начала с патриотизма. Они были настоящими патриотами – богатая сахарозаводчица, как бы сейчас сказали, инвестор Елизавета Терещенко и профессор Петроградского университета Вячеслав Тищенко. В 1915 году они задумали построить в Архангельске завод по добыче йода из водоросли ламинарии. Шла первая мировая, в госпиталях остро не хватало йода – главного в те времена антисептика. А производили его тогда у наших противников, в Германии. Так что имортозамещение и сто лет назад было очень актуально для России.

«Русскому химику отказаться от помощи устроить новое химическое производство в России, да еще в глухом краю, на материале, который дает сама природа и который непроизвольно гибнет без приложения к нему людского труда, неподобно», – сказал тогда профессор. И с энтузиазмом принялся внедрять высокую науку в производство. От идеи до готового завода дошли всего за три года – в январе 1918-го архангельский йодный завод был запущен.

Тогда из ламинарии получали только йод и больше ничего: водоросли собирали, сушили, сжигали, керосином извлекали йод, очищали. А ведь кроме йода в них содержится огромное количество ценных веществ. Поэтому та технология была ущербной, хотя и нужной в свое время. В 1930-х годах научились добывать дешевый йод из буровых вод, и архангельский завод перепрофилировали под производство агар-агара – тоже из водорослей.

В 1928 году в Архангельске открылся целый научно-исследовательский водорослевый институт, работавший в связке с заводом. После войны институт в виде лаборатории присоединили к другому НИИ, потом – к северному отделению ПИНРО. А несколько лет назад вообще ликвидировали.

— Видимо, считают, что водоросли могут изучать и студенты. А когда-то наука строилась на профессорах, – с сожалением замечает Елена Бокова. – Наш комбинат потому и называется опытным – экспериментальным, то есть. Рядом всегда была наука. Наука имеет возможность на производстве что-то испытывать, а производство получает идеи и начинает их внедрять. Только так будет движение вверх, в правильном направлении. Поэтому мы огорчены, что основная лаборатория в СЕВПИНРО была закрыта. Это были наши основные партнеры, с которым мы работали в прямом контакте.

В море – с косой

Сегодня на АОВК перерабатывают водоросли, которые растут в Белом море в промышленном масштабе. Агар-агар получают из красной водоросли анфельции. В сухом виде она похожа на комок спутанных ниток. Бурая водоросль ламинария – наиболее изученная и ценная, та самая знакомая всем морская капуста с большими, широкими листьями. Из нее получают огромный ряд особо ценных веществ. К тому же классу бурых водорослей относится и фукус, который еще изучать и изучать...

Водоросли комбинат заготавливает сам. Здесь уверены: в 90-е годы предприятие выжило только потому, что само добывает для себя сырье, имеет свои заготовительные участки на островах в Белом море. Основная добыча традиционно ведется на Соловках. Но там у предприятия, по праву считающегося брендом Поморья, неожиданно возникли проблемы.

— На Соловках у нас с 60-х годов есть заготовительные участки: место в море, где растет водоросль, и место на берегу, куда мы ее привозим, где обрабатываем, сушим. Эти участки нам определили и выделяли сначала совнархозы, потом исполком. Мы их добросовестно содержим, и в 90-х годах лесхоз нам тоже, по сложившейся традиции, безвозмездно их выделял, – рассказывает Елена Бокова. – А потом ввели новый Лесной кодекс, и когда мы в 2008 году пытались продлить действие договоров, начались непонятные вещи. Чиновники начали нам противодействовать: цепляться за всякие законы, что вот так нельзя, и это тоже нельзя. А теперь часть нашей земли взяли и отдали церкви... Притом что мы просим землю даже не безвозмездно – в аренду, за деньги, небольшие участки, четко необходимые для работы. Не оформляют!

Добывают водоросли вручную – специальной косой на длинном, шести-семиметровом косовище. Пробовали как-то в советское время применять механизацию, но вскоре отказались, и вот почему. Грунты в Белом море песчано-галечные. Водоросли же крепятся только к неподвижным скалам, булыжникам, кабель на дне лежит, – за него зацепятся. Корней у них нет, и все полезные вещества образуются в результате фитоценоза из воды и света. А при механизированной добыче камни сгребаются, пески приходят в движение и все перестает расти. Так что наукой доказано: водоросли в Белом море можно косить только вручную, ни одно из механических орудий не подходит по экологическим требованиям.

Но косят в Белом море только ламинарию. А фукус и анфельцию собирают на берегу, – то, что выбросит штормом.

И это все из ламинарии

Добыча водорослей – это сезонная, летняя работа, для которой нанимают примерно 100 заготовителей. А на основном производстве на АОВК постоянно трудятся 130-150 человек.

Переработка водорослей комплексная, безотходная, очень глубокая. Это значит, что из одного и того же сырья получают целый ряд продуктов. Основное – это вещества для фармацевтической промышленности, субстанции, как говорят специалисты.

— Такое производство, как у нас, было и осталось единственным в стране, – подчеркивает директор.

И всю страну комбинат еще с 1960-х годов обеспечивает, прежде всего, маннитом. Этот порошок, из которого фармацевты делают внутривенные растворы, – сильный диуретик, вещество, нормализующее водно-солевой обмен. Входит в список жизненно важных, используется в каждой операционной и отделениях реанимации.

— Был период, когда завозили дешевый турецкий, китайский маннит, и заводы брали его. А у нас огромное количество лежало на складах, – вспоминает Елена Михайловна. – Зарубежные конкуренты завоевывают рынок путем демпинга: фармкомпании закупают его по дешевым ценам, а когда свои технологические линии рушатся, импортеры начинают поднимать цены. Но если в стране не выпускают своих субстанций, – нет лекарственной безопасности. Поэтому сейчас заговорили о том, что надо поднимать нашу фармацевтическую промышленность.

Маннит – это только первый продукт, который «снимают» с ламинарии. Дальше получают ценнейший альгинат натрия. Специфическое вещество, которое содержится только в бурых водорослях. Его нет в наземных растениях, и синтетическим путем тоже получить невозможно.

Альгинат натрия способен стабилизировать всевозможные эмульсии и суспензии, то есть, любые неоднородные системы. Его можно использовать в производстве, например, майонеза и мороженого. В советское время, кстати, с успехом использовали. Но сегодня пищевики предпочитают, опять же в погоне за прибылью, применять дешевые синтетические стабилизаторы.

Ученые давно открыли и другую способность альгинатов – очищать организм человека от радионуклидов и тяжелых металлов.

— Альгинат особенно хорошо выводит радиоактивный стронций. Медицинские НИИ доказали, что он является иммуностимулирующим, чистит организм, и тот начинает хорошо работать, не отвлекаясь на выведение вредных веществ. Заживают кожные и слизистые покровы, подверженные изъязвлению. Приходит в норму желудок, кишечный тракт, чистится печень, почки, – рассказывает Елена Бокова.

Альгинаты в виде биологически активных добавок, которые делают на АОВК, давно испытаны людьми. Неспроста весь коллектив комбината дважды в год проходит оздоровительный «альгинатный» курс на базе своего медпункта. В 90-х годах альгинаты включали в комплекс лечения гастроэнтерологи первой городской больницы, врачи детской клиники.

На основе альгината был создан и материал альгипор. Многие помнят тот удивительный пластырь, который лет 20 назад прикладывали детям на разбитые коленки, – он растворялся без следа, быстро заживляя ранки. Потом он надолго исчез из продажи, но сейчас на АОВК модернизировали установку, и производство альгипора уже возобновилось.

Кто построит фабрику?

И, конечно, ламинария – это же хорошо знакомая всем морская капуста. Богатая органическим йодом, который, в отличие от искусственно созданных препаратов йода, усваивается правильно, в нужных организму дозах.

— Профилактика йододефицита – вот она, под рукой, – говорит Елена Михайловна. – Можно выпекать вкусные булочки с добавлением морской капусты, и если выдавать их в детских коллективах, дети гарантированно получат полезное вещество. Но нужен государственный подход, нужны патриоты, как сто лет назад...

И еще много чего производят на водорослевом комбинате. Из фукуса тоже делают биодобавки – для людей и животных. Из анфельции – агар-агар, на котором получается самый вкусный мармелад и зефир.

— Белое море обеднело в отношении анфельции, мы только штормовые выбросы собираем, ужали свой цех, – огорчается Елена Бокова. – Но полностью прекращать производство нельзя, иначе потеряем технологию.

Наконец, появившаяся относительно недавно косметика с биодобавками из водорослей.

— Начали производить в 90-х годах, немного, так сказать, для поддержания штанов. Шампунь, крем, масла из ламинарии и фукуса, экстракт для ванн, соли из водорослей, – перечисляет директор. – Вот нам говорят, что мы должны на косметику упирать... Но это же совсем другая промышленность, нужны другие специалисты. Мы отвечаем: стройте косметическую фабрику! Стройте, мы будем давать наши добавки. Но что-то никто не строит...

Людмила АСЮТЧЕНКО. Фото Павла Кононова

Источник: pravdasevera.ru

пр. Ленинградский, д. 328, 163030, г. Архангельск

тел.: 8 (800) 550-15-71 факс: 8 (8182) 62-83-10

commerc@avk1918.ru

Наш интернет-магазин:

vodoroslionline.ru

Инвесторам и акционерам

Мы в соцсетях

Поиск

Инвесторам и акционерам

Закрыть
Закрыть анкету
Задать вопрос